такса

пост-попрошайка

Оригинал взят у dobriydoktor в пост-попрошайка
Вот уже и все матери детей-инвалидов объявились. Раньше не ходили - им "с украины" лекарства везли. Теперь не везут. Я не знаю почему: не пускают на блокпостах, не собираются деньги, волонтеры не хотят помогать, - думаю, все сразу. Но теперь они идут ко мне. Не просить - просто пожаловаться. Ну, и вдруг я знаю волшебное место, где лекарства есть.

- Когда ей лучше, пузырька хватает на месяц, когда хуже - на 3 недели (азопт, врожденная глаукома. Без него девочка кричит от боли в глазах).

- У нас последняя таблетка противосудорожного, мы всегда на месяц делали запас, а теперь, вот, не привезли (ламиктал, врожденная аномалия мозга, симптоматическая эпилепсия).

Или так:
- Дорогое не выписывайте, я все равно не куплю, денег нет.
...и я в полном охренении таращусь в амбулаторную карту, пытаясь придумать, чем "дешевым" вылечить лакунарку (лакунарную ангину)... Потому что антибиотики тоже дорогие, дешевых в аптеке не осталось - уже искали.

Это то, что нам нужно, с ценами, много - потому что помогавший мне человек уезжает далеко и на неопределенный срок. Часть препаратов - для сотрудников амбулатории, пенсионеров.

азопт 630 3 1890
диферелин 3,75 8280 2 16560
Подгузники 7-18 №14 233 8 1864
трикард(предуктал) 1/60 185 2 370
Тореал (топиромакс) 0,25№28 180 4 720
Депакин хроно 500мг 1/30 560 4 2240
Габапентин 300 №50 360 3 1080
Спазмалгон таблетки 50 255 1 255
кальций Д3 никомед 1/100 440 1 440
альфа-Д3 тева 1/60 465 1 465
Сиофор таблетки 0,5 №60 241 4 964
лазолван таблетки 30 мг№ 50 265 4 1060
Лазолван сироп 15мг/5 мл 205 4 820
Аугментин 200+28,5 149 2 298
Азитромицин в суспензии/сиропе 330 4 1320
Ибуфен стаблетки 0,2 1/50 16 4 64
ламиктал 100 мг 30 табл 1665 4 6660
Панадол сироп 86 4 344
Нафтизин 0,1% 15,0 33 10 330
Амарил 4мг. №30 1005 2 2010
пантокальцин 250 №50 362 4 1448
Норматенс 1/20 110 2 220
Ацикловир 400 1/20 158 6 948
Пенталгин 24 1/10 152 3 456
Итого 40936

А еще нужны препараты железа. Очень много стало анемий. Даже у меня последний раз кровь не взяли - сказали, не годится. И спреи для горла забыла внести...

Яндекс-кошелек - 41001193266544
Для меня это единственный доступный сейчас вариант, с него я могу переводить на карту человеку, который мне помогает с закупкой всего этого добра. Но при необходимости, есть его пейпал (крайне неудобно выводить деньги, но если нет другого варианта - то напишу в личку). И можем привлечь карту сбербанка России - попрошу владелицу помочь.


15 растений, которые прогонят комаров с участка

reposted by himmelhoh

Даже самый душевный теплый вечер на даче могут испортить назойливые комары – неизменные спутники летней загородной жизни. Химическая промышленность придумала сотни препаратов, отпугивающих комаров. В той или иной мере они все эффективны, но имеют существенные недостатки – в разной степени токсичны, вызывают аллергию, в большинстве случаев противопоказаны маленьким детям.

Лаванда прогонит комаров с участка
Лаванда прогонит комаров с участка. © bonnieheathestate

Однако сама природа, создав комаров (они важная часть пищевой цепочки), позаботилась и о том, чтобы они не мешали нам жить. Для этого в ее арсенале есть много растений, отпугивающих насекомых своим запахом. В этой публикации мы расскажем о 15-ти наиболее эффективных растениях – «средствах от комаров», которые успешно можно выращивать даже в условиях средней полосы.

Read the rest of this entry »

Полная статья на на «Ботаничке.ru», комментируем по ссылке

Нашел ли Господь Иуду в аду

Нашел ли Господь Иуду в аду
ПРОТОИЕРЕЙ ВЯЧЕСЛАВ ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ | 12 АПРЕЛЯ 2017 Г.
О личности Иуды, мотивах его предательства и отношении к нему размышляет протоиерей Вячеслав Перевезенцев.
Нашел ли Господь Иуду в аду
Кадр из фильма "Иуда"
Ад Иуд
Евангельские воры на деревьях: Иуда и Закхей
Земле горшечника. Тетралогия Исхода к Пасхе
Великий Вторник. Пять ослепших лампад
Вторник Страстной седмицы: предостережение о трех заквасках
Ария Иуды и выкраденное Евангелие
Протоиерей Вячеслав Перевезенцев. Фото: Анна Гальперина/artos.name
Протоиерей Вячеслав Перевезенцев. Фото: Анна Гальперина/artos.name

Иуда, кто он? «Раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол» (из песнопений Страстной Среды). Почему фигура именно этого ученика Христа всегда притягивала к себе так много внимания? Думаю, что это связано не только с его личностью, но и с феноменом предательства, который с ней ассоциируется. Попробуем немного в эти дни Страстной седмицы поразмышлять и об Иуде, и о предательстве.

Так получилось, что мое более или менее сознательное знакомство с Евангелием случилось в связи с образом Иуды, пусть и литературным, точнее – музыкальным.

Мне было лет 14-15, и был я в те времена вполне обычным советским школьником, то есть вполне убежденным атеистом. Впрочем, элементы антисоветские в моей жизни тогда уже присутствовали, если не в плане политическом и социальном, то в культурном.

Я, как и многие мои друзья, очень увлекался рок-музыкой. Это было не просто хобби, это было огромной и важной частью жизни. Те, кто в те же времена (конец 70-х) разделял наше увлечение, помнят, как нелегко было достать хорошую запись, и уж тем более пластинку. Но мы доставали, иногда буквально на один день, чтобы переписать и обменять на что-то другое, или просто вернуть.

Так ко мне попал двойной альбом с рок-оперой «Jesus Christ Superstar». Эту замечательную оперу Эндрю Ллойд Веббера я уже знал и очень любил. На пластинке были слова либретто, которое написал Тим Райс, и мне очень захотелось понять, про что же эта замечательная музыка. Я быстро переписал слова и стал переводить.

Надо сказать, что в школе я учился очень дурно, и английский был не исключением – я его не знал. Но желание было так велико, что, взяв словарь, слово за словом я перевел, если это, конечно, можно назвать переводом, весь текст. Содержание стало смутно просвечиваться. Хотя понял я немного, но, как мне кажется, уловил существенное, а именно, что главным героем оперы является не Иисус, хотя его арию и пел мой любимый Иэн Гиллан из Deep Purple, а Иуда.

Иуда выглядел более осознанным персонажем. Он все время переживает, он постоянно критикует Иисуса, в частности, за то, что тот, по его мнению, попустил событиям выйти из-под контроля, пошел на поводу у толпы, в буквальном смысле слова «бого-творящей» Иисуса. Складывалось такое впечатление, что для Иуды и авторов оперы Иисус был просто человеком, пусть и очень хорошим. А вот толпа сделала его Богом, и это кончилось трагедией.

Иуда боялся, что если и дальше все пойдет в том же русле, то обязательно будет бунт против римлян и, как следствие, страшное кровопролитие, это и пытался он предотвратить, предавая своего учителя. Эту линию подчеркивает и образ Иисуса в рок-опере, он явно не понимает, чего от него хочет Бог и зачем Он посылает его на смерть.

Хорошо помню, что моим атеистическим взглядам такая трактовка евангельских событий была близка, и все же мне очень захотелось сравнить ее с тем, как это было на самом деле. Я стал спрашивать у знакомых, где можно что-то узнать про историю Иисуса и Иуды? Достаточно быстро стало понятно, что надо достать Библию. Но где, у кого? Ни у кого из моих друзей такой книги не было.

Я расширил круг своих поисков, и вот один мой приятель – мы вместе занимались в лыжной секции – сказал, что видел у бабушки старинную книгу, это, может быть, Библия. Я попросил мне ее принести. Это было невозможно, так как бабушка ни за что бы не разрешила вынести ее из дома. Тогда мы решили, что как только она заснет, он мне вынесет книгу, а рано утром я верну ему ее обратно. Так и сделали. Всю ночь я читал Евангелие и, понимая, что с книгой придется расстаться, переписал в тетрадочку всю Нагорную проповедь из Матфея.

Не могу сказать, что Евангельская версия Иисуса и Иуды тогда мне понравилась больше версии Тима Райса, скорее наоборот, но точно помню, что я догадался, что они разные. А главное, интерес к Евангелию с тех пор не оставлял меня.

Так как первый Новый Завет (это была ксерокопия) появился у меня спустя лет шесть, я стал в большом количестве скупать атеистическую литературу, потому что там обильно цитировалась Библия, и именно в этих безбожных книгах я впервые прочитал и про десять заповедей Моисея, и много чего другого.

Я поделился этими воспоминаниями для того, чтобы стало понятно: у меня к Иуде непростое отношение. Нет, Иуда, конечно, «беззаконный и злоименитый искариот», «сребролюбием недуговав омрачашеся, беззаконным судиям Тебе праведного Судию предает», и нам надо бежать его «несытыя души», но почему-то именно через него Господь впервые постучал в мое сердце.

Сойдя во ад, встретил ли Христос Иуду?
Иуда Искариот. Фреска 16-го века
Иуда Искариот. Фреска 16-го века

Помню, уже много лет спустя меня очень тронуло, когда я узнал, что митрополит Сурожский Антоний, особенно в конце жизни, размышлял о судьбе Иуды. В середине 90-х в беседах на Символ веры в своем приходе, говоря о сошествии Спасителя во ад, он вспоминал: «Помню, как-то я говорил с владыкой Василием об ужасе, какой мы испытываем, когда думаем, что Иуда не может быть спасен, и он мне ответил: «А вы никогда не думали, что Христос и Иуда встретились, когда Христос сошел во ад? И что тогда произошло — мы можем только надеяться».

Удивительный разговор двух святителей, не только глубоко укорененных в православной традиции, но и живших подлинной духовной жизнью. Они испытывают ужас и надежду, думая об Иуде. Для многих из нас этот ученик Христов – символ всего самого мерзкого и ужасного, что может быть с человеком, ведь это про него Сам Христос сказал, что «лучше такому человеку не родиться» (Мф. 26:24).

Из православной антропологии мы знаем, что человек не сводится к своим поступкам, он всегда больше них. Может быть, в этом и состоит надежда, и не только для Иуды?
В любом случае, как говорил тот же митрополит Антоний, «личность Иуды очень таинственна», и, может быть, именно поэтому она так привлекала к себе внимание, особенно в последние столетия.

Впрочем, необходимо сказать, что это внимание было главным образом со стороны людей, далеких от Церкви, и не в последнюю очередь потому, что церковная традиция никакой особенной тайны в личности Иуды не видела. Он был «разбойник, вор и предатель Господа», пишет святитель Иоанн Златоуст. Казначей апостольской общины, Иуда воровал, и потому вошел в него бес, который и довел его сначала до предательства, а потом и до самоубийства. Из текста Евангелия трудно сделать другие выводы.

Мотивы предательства: неканонические версии
Но в статье известного дореволюционного библеиста и патролога профессора Московской духовной академии М.Д. Муретова «Иуда предатель» (1905 г.) приводятся аргументы и против того, чтобы считать сребролюбие главным мотивом в поступке Иуды, и против того, что сатана управлял им за неимением у того своей воли. Сам же Митрофан Дмитриевич считал, что поступок Иуды, скорее, был связан с тем, что он разочаровался в учении Иисуса.

С конца XIX века появляется много неканонических версий, объясняющих поступок Иуды-предателя.

Многие отмечали, что прозвище Искариот могло быть не обязательно связано с местом, откуда был родом Иуда, но и происходить от искаженного греч. σικάριος («сикарий»; «вооруженный кинжалом»), как иногда называли зелотов — участников освободительной борьбы против римского владычества в Иудее. Например, С.С. Аверинцев в энциклопедии «Мифы народов мира» основным мотивом злодейского поступка Иуды называет «мучительную любовь к Христу и желание спровоцировать учеников и народ на решительные действия».

О том, что Иуда, будучи зелотом, пытался организовать бунт против Рима, писали многие, например, Борхес, правда, это была не единственная его версия в рассказе «Три версии предательства Иуды». Другая состояла в том, что все это было проявлением Божьей воли. Об этом же говорится в произведении Аркадия и Бориса Стругацких «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя». Иуда представляется как нищий олигофрен, прибившийся к компании Христа и полюбивший последнего.

Христос, попав в Иерусалим, чуть не затерялся среди лжепророков и разных «учителей», и единственным вариантом выделиться и привлечь к себе людей для него была мученическая смерть. Христос дает четкие инструкции дурачку Иуде, куда идти и что говорить, который делает это, не понимая значения своих действий.

Еще резче этот мотив выведен в позднем рассказе Юрия Нагибина «Любимый ученик». В нем Иуда не просто самый любимый из всех учеников, но единственный посвященный во все тайны, и именно ему Христос открывает, что должно ему совершить предательство, дабы состоялось спасение мира.

Все помнят, что у М. Булгакова в «Мастере и Маргарите» Иуда – тайный агент Рима и предает Иисуса он как раз из-за денег, чтобы увезти свою возлюбленную, но Низа бросает его, и тогда ему ничего не остается, как удавиться. Похожую версию про Иуду как двойного агента Рима мы находим в романе Кирилла Еськова «Евангелие от Афрания».

Можно было бы назвать и других авторов, которые так или иначе думали над поступком Иуды, но я еще немного остановлюсь на, может быть, самом важном для нашего разговора произведении — повести Леонида Андреева «Иуда Искариотский» (1907), которую он считал вершиной своего творчества. Повесть Леонида Андреева, в отличие от многих затрагивающих эту тему, не дает однозначных ответов. Сам автор об этом высказался следующим образом: «Как всегда, я только ставлю вопросы, но ответы на них не даю…» Среди мотивов поступка Иуды, по Андрееву, можно выделить следующие.

Во-первых, одиночество Иуды, его презираемость всеми, другими учениками и даже Самим Иисусом. Что рождается в душе человека, на которого никто не обращает внимания, до которого никому нет дела, расписывать не надо. А если этот человек еще безмерно самолюбив и горд? Впрочем, это уже второй мотив. Гордыня, зависть, обида порождают стремление Иуды доказать, что именно он больше всех любит Иисуса. Как поведут себя Его ученики, которые на словах горазды доказывать свою любовь и преданность, в час настоящего испытания? Эту проверку Иуда и устраивает им всем. И, наконец, третье и, может быть, самое важное для Андреева, который сам был по натуре мятежник и бунтарь.

Иуда своим «экспериментом-предательством» хочет как бы проверить, что «есть человек, что Ты помнишь его» (Пс. 8:5)? Кто лучше знает людей: Иисус, с Его верой в лучшее в человеке, или Иуда, с его убеждением, что в душе каждого человека — “всякая неправда, мерзость и ложь”, даже в душе доброго человека, если ее хорошенько поскрести? Кто победит в этом негласном споре Добра и Зла, т.е. каким будет исход “эксперимента”, поставленного Иудой? Важно иметь в виду, что Иуда в повести Л. Андреева хочет не доказать, а проверить свою правду.

Предательство под видом заботы
Конечно, о поступке Иуды, мотивах этого поступка, его личности можно рассуждать и спорить до бесконечности. Главное, чтобы мы при этом не забывали, что вопрос, который стоит в центре Евангелия – это не вопрос о том, кем был Иуда, а это вопрос – «за кого вы Меня почитаете?» (Мф. 16:15). И от ответа на этот вопрос зависит очень многое в нашей жизни.

А вот о чем несколько слов все же еще хочется сегодня сказать — это о феномене предательства. Вряд ли найдется взрослый человек, который на своей шкуре не испытал, что это такое. И хорошо, если это его предавали, а если – он.

Когда-то Виктор Гюго сказал: «Я безразлично отношусь к ножевым ударам врага, но мне мучителен булавочный удар друга». И это первое, о чем стоит сказать. Предательство может быть только между теми, кого соединяет родство, дружба, духовная или иная близость. Трудно предать чужого человека, чужую страну, чужие идеалы. Так что, как пел Сергей Никитин:

…И с другом не будет драки,
Если у вас, если у вас,
Если у вас друга нет,
Друга нет.
Думайте сами, решайте сами –
Иметь или не иметь.

Иметь или не иметь.

Известный психолог Михаил Литвак, размышляя о предательстве, вспоминает «Божественную комедию» Данте. В ней, как известно, великий флорентиец поместил предателей в девятом круге ада, причем мучаются они в четырех рвах, и чем дальше ров, тем страшнее мучения. В первом рву отбывают наказания предатели родных, среди них Каин, во втором рву — предатели Родины и единомышленников, в третьем — предатели сотрапезников, в четвертом — предатели Учителей. Именно в этом рву наряду с Брутом и Кассием, убийцами Юлия Цезаря, находится Иуда.

Мы можем удивляться, почему у Данте предатель Родины находится в лучшем положении, чем предатель сотрапезника, но у Данте на то были свои резоны, и он еще не знал, что:

Есть традиция добрая
В комсомольской семье.
Раньше думай о Родине,
А потом о себе.

И уж тем более нам трудно понять, почему Данте определил самую высокую кару для предателей Учителей. И Учителей все меньше и меньше, и с учениками становится все трудней и трудней, но, как верно заметил Михаил Литвак: «Человеком становятся благодаря Учителю». А значит, предать Учителя – это еще и предать самого себя. Если у тебя разногласие с Учителем – а такое вполне может быть – просто уйди в сторону, а не доказывай, что ты «святее папы Римского», обличая того, кому еще вчера смотрел в рот.

И еще очень важное замечание. Как правило, ни один предатель не осознает, что он предатель. Обычно он объясняет свой поступок интересами дела: «Не могу молчать», «Стою за правду», «Платон мне друг, но истина дороже» и т.д. Дескать, я никому не хочу причинить вреда, тем более Учителю, другу, но ради правого дела – необходимо… В этом контексте становится понятен психологический феномен поцелуя Иуды.

gospel-of-judas

Об этом очень точно написала Олеся Николаева в своей книге «Поцелуй Иуды»: «Поцелуй (как и благословение) необходим предателю как знак самооправдания, который, как он надеется, может успокоить его совесть, удостоверить чистоту намерения, в чем так нуждается его душа, смятенная душа изменника: предать — предал, но ничего дурного как бы и не помышлял, не имел против…

Эта демонстрируемая пелена любви, дружбы и даже заботы, в которую тщательно драпируется предатель («Берите Его и ведите Его осторожно»), сознательно посылающий своего избранника на смерть, возможно, более красноречиво свидетельствует о его помрачении, одержимости и духовном параличе, чем если бы он стал откровенно объяснять мотивы своих действий и проявлял откровенную враждебность».

И все же, как мы, любящие Христа, должны относиться к Иуде, «сыну погибели»? Кому-то сам вопрос покажется странным и неуместным, особенно в эти дни Страстной седмицы. Но вот, например, митрополиту Сурожскому Антонию он таким не показался, и вот как он на него ответил:

«Что он злочестивый — это объективный факт, а как мы относимся: с болью в сердце или с яростью, — это наше дело, и это совсем другой вопрос. Гадать мы можем, найти настоящий ответ не можем, но я думаю, единственное, как мы можем отозваться на трагедию Иуды, это каким-то ужасом и состраданием, а не проклятиями и осуждением.
И тут я хочу прибавить, что в службе Двенадцати Евангелий есть целый ряд мест, где говорится о тех, которые ответственны за смерть Христа, и говорится: не прости им, Господи… И это поздний перевод. Первичный перевод говорил: «Но прости им…» И я, грешным делом, когда читаю этот отрывок, перевираю его на старый лад, потому что у меня язык не повернется сказать перед Богом: «не прости» про кого бы то ни было».

Евангельские воры на деревьях: Иуда и Закхей

ИЕРОМОНАХ ДИМИТРИЙ (ПЕРШИН) | 27 АПРЕЛЯ 2016 Г.
В Страстную среду, когда Иуда предал Христа, иеромонах Димитрий (Першин) рассматривает Иуду в сравнении с другим евангельским героем – мытарем Закхеем.
Евангельские воры на деревьях: Иуда и Закхей
Иуда, блудница и Зигмунд Фрейд: по следам Великой Среды
Великая Среда. В портрете Иуды узнаю себя
Ад Иуд
Кофе с сестрой Вассой: Бесстрашный Закхей (+видео)
Искра нелицемерного желания исправиться (+аудио)
Закхей и Спаситель – разговор жестов
Оба предали, но один Учителя, а другой – родину, переметнувшись на сторону оккупационной римской власти.

Оба одержимы богатством, но один после, а другой до встречи со Христом.

Оба презираемы, но один после, а другой до этой встречи.

Оба следуют за Ним, но один до, а другой после своей смерти.

Оба умирают на деревьях, но один, повесившись, умер для светлой вечности, а другой, откликнувшись на просьбу Спасителя, умер для ветхого прозябания в корысти.

Оба изменяют себе раньше, чем вскарабкались на деревья. Один давно вынашивал предательство, будучи учеником. Другой, будучи коллектором, давно намозолил себе душу и мечтал расстаться, по слову Уильяма Шекспира, с худшей ее половиной («Гамлет»).

Оба тосковали по справедливости. Одного обломали с драгоценным миром, продав которое, можно было и нищих облагодетельствовать, и себя не забыть. И он, конечно, кипел праведным гневом и на Иисуса, и на других апостолов. Другому до смерти надоело обирать свой народ в пользу язычников, не забывая и себя, другое дело, что он не знал, куда приткнуться, где – та правда, что не меркнет в суете.

Оба самоутверждают себя.

Иеромонах Димитрий (Першин)
Иеромонах Димитрий (Першин)

Один – став предводителем спецподразделения по нейтрализации опасного террориста. Сравним:

«Итак Иуда, взяв отряд [воинов] и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием» (Ин. 18:31).

«В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня» (Мф. 26:55).

Другой – став посмешищем в глазах толпы, окружающей Праведника. Низкорослого Закхея народ оттирал от Спасителя. Его ненавидели тихой ненавистью за вымогательство. А он уже не мог позвать братков-коллекторов, чтобы распихать всех. Не для того вышел навстречу. И превозмогая позор и общественное порицание, он лезет на смоковницу, сдирая об ее сучки свои драконьи шкуры – как Юстэс в «Покорителе зари» Клайва Льюиса.

В своем посмертии оба встречают Христа.

Иуда в аду, куда нисходит душа Спасителя, осиянная великой славой. Но боюсь, что оный висельник, подобно Вольдеморту (глава «Кингс-Кросс» в «Дарах смерти»), пребывал там в кромешной обиде на всех и на вся. И лишь перебирал в адской пустоте свои не оцененные ни апостолами, ни первосвященниками достоинства. И как шиллеровский разбойник, гляделся в расколотые зеркала своего мнимого прошлого величия, утратив слух, чтобы слышать, глаза, чтобы видеть, а главное – сердце, чтобы отдать его Богу.

Напротив, навсегда разорвавший с партией жуликов и воров ее основоположник Закхей встречает Спасителя в своем доме, угощает Его и становится Его учеником. Просто потому, что начинает поступать по Его заветам, возвещенным еще в проповеди на горе, примиряясь с обиженными и оскорбленными, раздавая им свое неправедное богатство, свидетельствуя самой своей обновленной жизнью о Христе.

Оба обрели известность. Им посвящены страницы Нового Завета и книжные шкафы их толкований и пересказов.

Оба предостерегают нас от слишком поспешных выводов. Пока человек жив, есть опасность, что он может поскользнуться и не встать, и есть надежда, что, даже увязнув по макушку в болоте, он выберется из него. Растопчет босыми пятками главу древнего змея и станет родным тому Царствию, что приближается к нам со скоростью нашего покаяния.

Закхей уже умер, разменяв свою мертвую душу на новую жизнь. В эти дни он раздает имущество от него же потерпевшим и, вероятно, собирается в Иерусалим на Пасху.

Иуда уже умер, вынашивая планы по приумножению начального капитала. Остались считанные часы до его сговора с первыми духовными лицами Израиля о бартере: 30 серебряных монет за Чудотворца.

А мы идем за Христом, внимая себе, чтобы не стать Иудами и уподобиться Закхею.

А Господь наш идет на Крест.

Всё зная, Он нигде прямо не именует Иуду предателем. Но лишь проговаривает раз за разом, что предательство имеет место в кругу Его учеников. Обличает само предательство вообще, как общий случай беды, стремясь достучаться до его совести, чтобы пробудить Иудину душу.

Умывает ему ноги. Причащает его, как и иных учеников. Святитель Иоанн Златоуст поясняет, почему: чтобы тот не мог сказать в свое оправдание, что был чем-либо обделен, что его обошли дарами и милостью.

Бог, явивший Себя в веянии тихого ветра, ни трости надломленной не преламывает, ни льна курящегося не угашает (ср. Мф. 12:20).

Вот почему и преподобный Марк Подвижник так советует исправлять чьи-либо промахи: «Что говорится (вообще) в числе множественном, то бывает всем полезно; ибо каждому свое укажет совесть» (О тех, которые думают оправдаться делами, 179).

Бог Нового Завета деликатен и тактичен, вежлив и скромен. Как нищий, Он стоит у наших дверей и стучит. Кто отворит Ему? У Закхея это получилось. Так что наши заботы и зависимости не послужат нам оправданием, если мы пропустим этот тихий стук мимо своих ушей.

Теги: Закхей, иеромонах Димитрий (Першин), Иуда, Новый Завет, предательство Иуды, Страстная седмица

Этот мерзкий, мелочный Иуда, малодушный Пилат… – все это, конечно, не про меня?

ПРОТОИЕРЕЙ ВЯЧЕСЛАВ ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ | 8 АПРЕЛЯ 2015 Г.
Причастны ли мы событиям Страстной седмицы – как увидеть себя в Иуде, Петре, Пилате… и в то же время постараться встретить в эти дни Христа, рассказывает протоиерей Вячеслав Перевезенцев, настоятель храма святителя Николая Чудотворца в деревне Макарово (возле Чернологоловки Московской области).
Этот мерзкий, мелочный Иуда, малодушный Пилат… – все это, конечно, не про меня?
Фото: pravostok.ru
Первые три дня Страстной седмицы… Небесные колеса, мудрые девы и настоящий ладан (+аудио)
Мысленно войдем в общину учеников Христа
Как можно читать Евангелие? Как некое повествование, которое говорит о событиях, которые случились с Иисусом Христом и Его учениками почти 2000 лет назад в Иерусалиме. Если говорить о Страстной седмице, то это трагические события, завершающиеся таинственной, непостижимой победой, которую Христос совершает на Пасху.

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев
Протоиерей Вячеслав Перевезенцев

Так может смотреть на эту историю почти любой человек, который открывает Евангелие, – вот так, со стороны. Но мы, люди Церкви, не можем смотреть на Евангелие со стороны. Потому что это история, которая совершалась не только ради нас и нашего спасения, но, в каком-то смысле, это наша история, история про нас.

И я думаю, что такой принцип, когда мы видим в евангельских событиях и персонажах не просто каких-то людей, а самих себя, очень важен. Иначе будет большое искушение сделать неправильные выводы.

Когда мы сталкиваемся с Евангелием, которое повествует нам о Страстной седмице – об ужасах последних дней Христа здесь, на земле, о злобе, которая вокруг Него была, о непонимании, которое достигло апогея (хотя недавно вроде было всеобщее воодушевление), о малодушии, трусости, которыми удивили самые близкие люди, ученики, о цинизме и жестокости, которые показали по отношению к Нему чужие люди, солдаты, толпа, – то у нас возникает искушение сказать: ну, да, как всё это ужасно!

Эти странные ученики, которые так много видели, так долго были с Ним, прекрасно знали, что Ему грозит опасность и, по слову апостола Фомы, готовы были умереть вместе с Ним, вдруг в самый важный момент элементарно струсили…

Этот мерзкий, ужасный Иуда… Не просто предатель, а мелочный, вороватый, за тридцать сребреников… Эта толпа, которая вчера кричала «Осанна», готова была вознести на трон, а теперь жаждет крови… Эти священники, книжники, старцы, так ревностно борющиеся с богохульством, малодушный Пилат – кого ни возьми: все нехорошие, неправильные люди, не то, что мы…

Если мы будем внимательно вслушиваться в песнопения Страстной седмицы (а, к сожалению, не всегда смысл текстов до нас доходит в силу понятных причин: церковнославянский язык, да и сама поэтика византийская непросты на слух), то там будет то же самое.

Из богослужения Страстной Среды: «Иуда раб и льстец, ученик и наветник, друг и диавол от дел явися; Иуда беззаконный; злоименитый Искариот» и т.д. – очень трудно, слыша все это, удержаться от праведного гнева.

В Страстной Четверг, когда вечером читаются 12 Евангелий, эти песнопения также с легкостью могут отозваться в сердце простодушного и непросвещенного человека злобой и ненавистью, но уже только к иудейскому народу в целом:

«За благая, яже сотворил еси, Христе, роду еврейскому, распяти Тя осудиша, оцта и желчи напоивше Тя. Но даждь им, Господи, по делом их, яко не разумеша Твоего снизхождения…

Богоубийц собор, иудейский язык беззаконный, к Пилату неистовне зовый, глаголаше: распни Христа неповиннаго, Варавву же паче нам отпусти. Мы же вещаим к Нему разбойника благоразумнаго глас: помяни и нас, Спасе, во Царствии Твоем…

Пагубное соборище богомерзских, лукавнующих богоубийц сонмище, предста, Христе, Тебе…»

Фото: Patriarchia.ru
Фото: Patriarchia.ru
Мы же знаем о погромах евреев в России, на Украине, в Молдавии – они зачастую начинались на Страстной седмице. Также есть свидетельства, когда после поста, на Светлой неделе люди выходили из храма, брали колья и шли громить местечки евреев.

Можно, конечно, сказать, мол, были провокаторы, но раз есть провокаторы, то есть и те, кто готовы откликнуться на эти провокации. Это богослужение не рождало в людях чувство покаяния, смирения и любви, а наоборот вызывало возмущение, злобу и ненависть.

Конечно, это были грубые, необразованные люди, непросвещённые христиане, но это было. Известны послания митрополита Антония (Храповицкого), который тогда был епископом на Волыни, и многих других епископов и священников, которые взывали к совести православных христиан!

Вот что писал тогда всероссийский пастырь отец Иоанн Кронштадский: «На Пасхальной неделе, когда вся тварь разумная небесная и земная, ангелы и верные христиане ликуют о воскресении Христа из мертвых как начатке общего воскресения всего рода человеческого.

Какое недомыслие или непонимание величайшего праздника христианского, какое тупоумие русских людей! Какое неверие! Какое заблуждение! Вместо праздника христианского они устроили скверноубийственный праздник сатане, – землю превратили как бы в ад.

Тому ли научились христиане от Христа, своего небесного Учителя, кроткого и смиренного сердцем, Который “трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит” (Мф.12,20), то есть сердца сокрушенного и смиренного не уничижит и курящуюся верой и покаянием душу не угасит, не допустит умереть, – пока она не довершит покаяния своего?

Русский народ, братья наши! Что вы делаете? Зачем вы сделались варварами – громилами и разбойниками людей, живущих в одном с вами отечестве, под сенью и властью одного русского царя и поставленных от него правителей? Зачем допустили пагубное самоуправство и кровавую разбойническую расправу с подобными вам людьми? Вы забыли свое христианское звание и слова Христовы: “научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем” (Мф.11,29)».

Все эти ужасы и мерзость стали возможны не только потому, что русские люди не знали Христа и не были пронизаны Его духом, но и потому, что не были научены тому принципу, о котором я говорил ранее. Поэтому напомню его еще раз: когда мы читаем евангельское повествование, мы должны помнить, что это не про кого-то, а про нас. Когда мы настраиваемся на этот лад, что это – про меня, и я – один из тех учеников, который готов кричать: «конечно же, я не предам!», а потом испугаться, промолчать и отойти в сторонку.

Я могу быть Иудой и предать – может быть, не ради корысти, как он, но по другой причине, из страха или ради своего благополучия, благополучия близких, но предать, понимая, какую цену приходится платить.

А Пилат? Неужели и он так не похож на нас? Для него Христос был никто. Пилат не любил иудеев, был, как сейчас говорят, антисемитом: какой-то непонятный, варварский, очень гордый народец, а он – римский патриций! Всё это ему очень не нравилось, для него это прокураторство в Иудее было ссылкой в дальнею и неспокойную провинцию.

Но в то же время он чувствовал, что не виноват этот Человек, которого хотят казнить, он, собственно, хотел Его отпустить, но люди, которые хотели смерти Христа, знали, куда надавить, на какую кнопку нажать: «значит, ты не друг кесарю».

И вот он умывает руки – как это похоже на то, что происходит с нами. С каждым из нас. Как легко мы отходим в сторонку – подумаешь, кому-то затыкают рот, кого-то бросают в темницу, кого-то убивают, но ведь он «не друг кесарю»…

Фото: hrampokrov.ru
Фото: hrampokrov.ru

Если мы сможем увидеть Евангельскую историю в этом ракурсе, то Страстная седмица станет очень важным опытом для нас. Если мы, слыша в Среду вечером эти слова об Иуде и гневное его осуждение, поймём, что это – про меня, что это я «раб и льстец, ученик и наветник», этот поцелуй Иуды – мой поцелуй, я – такой же предатель, хотя от всего сердца так часто говорю, стоя пред Чашей Спасения, «ни лобзания тебе дам яко Иуда», мы приобретем совсем новый опыт. Ведь ученики от всего сердца уверяли Христа: «не я, не я».

Мало кто из нас, а, может, и никто, реально стоял перед фактом, что надо предать Христа, но когда мы предаём кого-то из своих близких, когда мы предаём сами себя, свою совесть, свои принципы – это то же предательство.

Этот опыт у нас есть, и это страшный опыт, о котором нам напоминает Страстная.

Я всегда говорю своим прихожанам (может быть, есть некое противоречие, парадокс в моих словах): посмотрите, как устроен Великий пост. Он состоит из двух частей, неравномерных и по времени, и по содержанию. Четыредесятница заканчивается перед Лазаревой субботой, и с этого дня мы уже на пороге Страстной.

И первые 40 дней поста – это время, когда мы готовимся к встрече со Христом Распятым и Воскресшим. Там всё направлено на то, чтобы мы нашли время для молитвы, для покаяния, для взгляда на себя, на свои грехи.

Неслучайно нас в эти дни и на богослужении, и в домашней молитве сопровождает молитва преподобного Ефрема Сирина, которая заканчивается словами: «Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Фокус духовного внимания – на себе, очень важно потрудиться над собой, собой заняться, душу привести в порядок.

А Страстная седмица – это время, когда мы, по большому счёту, должны себя забыть… Это время, когда Бог идёт навстречу к нам, через трусость и малодушие учеников, через предательство, подлость, грубость и жестокость солдат, которые над Ним издевались, избивали, через мерзкий неправедный суд, через позорную мучительную смерть – Христос идёт навстречу к нам. Очень важно так подойти к Страстной седмице, чтобы себя, хорошего или не очень, забыть. Чтобы это было время, когда мы могли бы оторвать взгляд от себя и своих проблем и направить его на Христа, на то, что Он делает ради нас. Через внимательное вслушивание в Евангелие, через посещение храма и участия в богослужении.

Я прихожанам говорю: не надо на Страстной седмице исповедоваться, мы должны сделать это до. Мы должны молиться, причащаться, а исповедь – это вновь про себя. Надо заранее приготовить себя, а дальше мы должны увидеть Христа. Насколько наше сердце очистилось от страстей, от суеты повседневности, настолько мы сможем удержать этот взгляд на Христе. Если не получилось, то будет трудно удержать, мир будет нас отвлекать.

Вот такой несколько парадоксальный совет: с одной стороны, мы должны увидеть себя, в Иуде, Петре, Пилате, среди толпы кричащей «распни», а с другой стороны, постараться просто увидеть Христа. Христа, Который всё это делает не только ради мира, «который Он так возлюбил» (Ин 3.16), а ради меня, ради каждого из нас, чтобы что-то в нашей жизни изменилось, чтобы появилась надежда, чтобы перекинуть мост через ту пропасть, которую мы вырыли между своей жизнью и жизнью вечной, между человеком и Богом.

Пропасть есть, и нам её не перепрыгнуть. Только Христос, придя к нам, выстраивает мост через эту пропасть. По этому мосту можно идти, только смотря на Него и доверяя Ему. Стоит посмотреть вниз или по сторонам – и мы начнём падать. Это есть опыт веры.

Подготовила Мария Строганова

Тайны Страстной седмицы. Страсти Иисуса Христа

АННА ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА | 3 МАЯ 2013 Г.
Каждый год на Страстной мы слышим отрывки из Евангелия о последних днях земной жизни Христа. Текст давно знаком и оттого кажется понятным. Но часто только кажется. Зачем Господь проклинает смоковницу? Чем прогневали Его торговцы в храме? Кто был «любимый ученик» Иисуса? Библеист Анна ШМАИНА-ВЕЛИКАНОВА ведет нас по главам Нового Завета, открывая новые смыслы старого текста и объясняя некоторые места, о трудности которых мы даже не подозревали.

Анна, Каиафа, Пилат

Христа ведут к Каифе, к Анне и потом к Пилату. Почему такая последовательность? Для начала его должен осудить еврейский суд, так как некая видимость самостоятельности у Израиля все-таки была. У Луки упоминается тетрарх Ирод Антипа, который правил Галилеей. К нему и отправляет Пилат Христа, чтобы спихнуть с себя ответственность на Ирода, а тот в свою очередь спихивает ее обратно на Пилата.



Как сказано в Евангелии и с этим полностью согласуются данные еврейской письменности (Талмуда и Мидрашей) — смертной казни евреи предавать никого не могли. «Возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его» (Ин.18:31) – эта фраза была брошена Пилатом просто как отговорка, мол, идите отсюда. Он прекрасно понимал, что они не могут никого предавать смертной казни.

Однако здесь ситуация совершенно особая, так как Христос прямо сказал, что Он Мессия, и это слышали несколько человек. Несколько раз во время ареста и позже у первосвященника Христос произносит фразу «это Я». Если мы переведем эти слова назад на иврит, это будет Имя Божие. Непроизносимое, тайное Божие Имя. «Я ваш Бог», — говорит Он. «Эго Эми» (греч.) . Когда Иуда приводит стражу она спрашивает Иисуса из Назарета, Господь отвечает «Это Я» (Ин.18:6) и они падают на землю. И так они делают дважды, потому что Он произносит то, что не может сказать ни один человек. Более того, мы знаем несколько исторических эпизодов, когда человеком овладевало безумие, он, выбегая на улицу, выкрикивал Имя Божье и его на месте линчевала толпа. Ужас перед этим Именем был так велик, что люди думали, если немедленно не избавиться от этого человека, то ударит молния и погибнут все. Один раз в году первосвященник входил с кровью агнца в Святая Святых, окроплял ковчег, выходил на балкон и весь народ падал ниц под балконом, а первосвященник кропил народ и выкрикивал Имя Божие. Но все люди лежали ниц, заткнув уши, и никто его не слышал. Таков был ужас перед Именем Божиим. А Христос повторяет это Имя не один, а несколько раз. На вопрос «ты ли Христос?» Он отвечает не только «Да, это Я», но «да, Я — это Он, Бог Господь». Люди, собравшиеся у Каифы, убеждаются в том, что Он считает себя Христом и может быть даже Богом, и отдают его римской власти.

Христос снова оказывается перед Пилатом. Очень по-разному синоптики и Иоанн описывают их общение. Но мы можем с уверенностью сказать, что жизнь Христа зависит от Пилата. Аргумент, который убеждает Пилата предать Христа на казнь – Он называл себя царем. А кто называл себя царем, тот враг Кесарю. И если оставишь его в живых, ты не друг Кесаря. Друг Кесаря – это не тот, кто с ним пьет чай по субботам. Это титул, который давал человеку большую власть. И Пилат боится потерять его.

Страдания

Сцена истязаний Иисуса есть у всех евангелистов.. Сначала римские солдаты играют в жмурки; знаменитая солдатская игра, существующая до сего дня: один солдат закрывает глаза, кто-то ударяет его и нужно отгадать кто. Вот это делают римские легионеры в Претории с Иисусом Христом.



Однако Иоанн добавляет к этому подробности: Христа переодевают в багряницу, одевают как бы лавровый венец, но из терния, и выводят показать народу. Здесь Пилат произносит «Се человек» (Ин.19:5). Это странное действие. Для чего они это делают? Мне представляется, что за этим стоит древний обряд. Это подтверждает Иосиф Флавий в последней главе Иудейской войны. Там описывается, как бунтовщика переодевают в царскую одежду, возят по улицам и потом сжигают. Это явление существует в самых разных религиях, в самых разных культурах. Вспомните детскую приключенческую книгу «Дочь Монтесумы». Там героя, попавшего к индейцам, целый год развлекают, ублажают и кормят на убой для того, чтобы потом принести в жертву. Это ритуал: жертва обожествляется, а обожествленную жертву казнят; это было в древности и у греков, и у римлян. И странным образом это символическое действие наполняется во Христе реальным содержанием. Ведь Он и есть действительная искупительная жертва, которая должна умереть за всех. В этом двойная трагическая ирония: они в шутку изображают, что Он есть жертва, а Он и в самом деле есть эта Жертва.

Симон Киринеянин

Христа снова переодевают в Его одежды и ведут на казнь. Он несет свой крест — предмет очень тяжелый. Тащить свой крест — это пытка перед казнью, и она считалась обязательной, но по-видимому Он действительно не может этого делать, Он падает. Тогда зовут другого еврея — Симона, который проходил мимо. Одному из синоптиков он явно знаком, потому что он добавляет, что это отец Александра и Руфа (Мк. 15:21). Симон берет у упавшего Христа крест.



Врачи, занимающиеся голгофскими исследованиями, считают, что первое падение — это первый инфаркт. В это время в Палестине жара, месяц нисан, близко к шестому часу, то есть к полудню, и, по словам Матфея, надвигается гроза, т.е. особая удушливая атмосфера. Господь ночью не спал, Его избивали. Очень похоже, что у него инфаркт. У Луки мы встречаем беседу Господа с сострадательными женщинами, которые сопровождали осужденных на казнь. Такой обычай существовал в Иерусалиме и в Риме. Женщины готовили специальное наркотическое питье, выпив которое, казнимые теряли остроту ощущений и погружались в полусон; женщины давали его осужденным, чтобы как-то облегчить их страдания. Господь от дурмана отказывается. Его распинают.

Распятие

Бывают вещи чудовищные до непристойности. В те времена сказать слово «распятие» было все равно, что выругаться. Его описывают эвфемизмами, даже Цицерон. Эта казнь полагалась либо рабам, покусившимся на жизнь своих хозяев, либо предателю на войне. Других случаев римская юриспруденция не знала, но вне Рима эта казнь использовалась более широко: распинались те, кто восстал против власти Рима.

Человек умирал на кресте не от ран (потому что они не затрагивали жизненно важные органы, за этим специально следили), а от солнца и от того, что постепенно разрывалась плоть, от страшных мучений, это занимало длительное время. Римляне придавали огромное значение эстетической стороне смерти. У Тацита, у Светония постоянно описываются последние минуты: множество людей кончали жизнь самоубийством – как правило, вскрывали себе вены в ванне. Некоторые вскрывали себе вены, потом перевязывали руку, общались с друзьями, пили вино, прощались с семьей, с детьми, говорили речи, потом развязывали и так, медленно, умирали. За этим стоит мощная мифологема – то, как человек умер, определяет его загробное существование и в каком-то смысле заслоняет всю его жизнь.

А конец распинаемого был настолько ужасен и отвратителен, что его никто не описывает. И люди, подвергающие человека таким мучениям, именно этого конца ждут и на него рассчитывают. В данном случае они разочаровываются, потому что происходит второй инфаркт. Это можно сказать довольно точно по свидетельству из Евангелия от Иоанна. Один из воинов копьем прокалывает Христу ребра и из них истекает кровь и вода (Ин.19-34). Когда человек умирает, кровь из него, мертвого, не течет. За исключением одного случая — если человек умирает от инфаркта. Иногда при инфаркте из предсердия вытекает кровь. Это был второй инфаркт в течение дня, поэтому Он умер так быстро.

Слова на кресте

Когда Христа прибивают к кресту, Он молится о распинающих (Лк.23:34). Остальные слова Он произносит уже на кресте. Возникает вопрос, может ли человек на кресте говорить? Да, может, но для этого он должен приподняться и опереться о перекладину. При этом у него делается внутреннее кровоизлияние и это причиняет страшные страдания. Возможно, что произнесение слов тоже ускорило Его конец.

Остановимся на тех словах, которые слышал любимый ученик, кто бы он ни был. Кроме него у креста стоят только женщины. Казненных хоронили в общей могиле, делали это те, кто отвечал за казнь. Иногда наместник соглашался отдать тело родственникам. И, поскольку в древнем мире погребению придавали очень большое значение, где-то рядом зачастую стояли женщины, которые надеялись что воины отдадут им тело. Женщины не подлежали в этом случае никакому суду. Совершенно другое дело – ученик. Нам нужно вспомнить, что он был знаком первосвященнику, может быть, поэтому он надеялся, что на это посмотрят сквозь пальцы, может быть, думал, что его сочтут наблюдателем от первосвященника, а может быть он безоглядно жертвовал собой. И Христос говорит Своей Матери, тоже стоящей у креста: «Жено, вот сын твой!», а ему «Вот мать твоя» (Ин.19:26). Для меня это косвенное доказательство того, что братья Христа — это сыновья Иосифа от первого брака. Они к его матери не имеют отношения, они могут о ней позаботиться, конечно, но могут и не позаботиться, и их здесь нет. Христос не может на них положиться. И Он обращается к единственному мужчине, находящемуся рядом, к любимому ученику. И с того часа ученик взял Ее к себе.

Благоразумный разбойник

Что говорит разбойник? «Помяни меня, когда ты придешь в свое царство»? (Лк.23:42) Правильнее было бы перевести: «Помяни меня, когда ты придешь как царь». Речь не идет о небе, речь идет о будущем, о втором пришествии. Это предполагает, конечно, в разбойнике большую религиозную культуру. Как мы знаем, разбойниками часто назывались подпольщики и он мог быть, например, священником. На это Господь отвечает ему неслыханную вещь: «Сегодня ты со мной будешь в раю». На все века образ благоразумного разбойника остается для всех читающих об этом величайшим утешением. Он не кается, не учится, не крестится, не делает ничего долго и последовательно. Мы даже не можем быть уверены, что он полностью верит. Он только жалеет и надеется. И этот человек,запятнанный преступлениями и не принадлежавший к ученикам, оказывается первым в раю.

Уксус

Когда Христос говорит «Жажду» (Мф.27:48) ему подают губку с питием из желчи и уксуса. Это не издевательство, как некоторые считают. Напротив, это проявление милосердия. Поэтому говорится, что один воин говорил: «Подожди, посмотрим, придет ли Илия спасти его», а другой быстро побежал и предложил то, что пили они сами и что до сего дня пьют израильские солдаты на марше во время длительных переходов по жаре. Это горькая и резкая жидкость, которая хорошо утоляет жажду. В палестинском климате нужно пить не воду, а вот такой напиток.

Погребение

Христос умер. Дальше события развиваются очень быстро. Приближается Великая Суббота и надо срочно, до ее наступления убрать тела казненных, потому что если они будут разлагаться над Иерусалимом еще сутки, то никакого праздника ни у кого не будет. Христос умирает в пятницу около 3 часов дня. Это 7ое апреля, 30 го года.

До захода солнца остается не очень много времени. Вызвали воинов. Где-то около 4 часов дня они проводят проверку — прокалывают ребро. И дальше остается время до 7 вечера, чтобы совершить обряд погребения. Здесь появляются два человека, которые раньше боялись. Причем боялись тогда, когда особенно нечего было бояться, кроме осуждения коллег. А сейчас, когда опасность совершенно реальная, Никодим и Иосиф находят в себе силы пойти, но не к бывшим друзьям – первосвященникам, а к Пилату. Они просят разрешение на погребение и получают его (Ин.19:38-39).



Про Иосифа Аримафейского мы не можем сказать ничего. Судя по имени, он не житель Иерусалима, владелец каких-то больших земельных угодий — в Аримафее. Про Никодима мы знаем больше: упоминается его богатство и его высокое положение, он учитель Израиля из выдающихся фарисеев. Можно предположить, что это тот человек, которого еврейская традиция и Иосиф Флавий помнят как Никодимона Бен Гуриона. Этот Никодимон был один из трех самых богатых людей в Израиле. Во время осады он один снабжал продовольствием весь Иерусалим целый год, такие у него были закрома. Потом, правда, когда он все отдал, и сам он, и его дочь умерли с голода. Еврейская традиция не помнит его христианином, но помнит его праведником.

Эти два человека стремительно производят все необходимые действия для предохранения тела от гниения. Поэтому они выливают на него как можно больше благовоний. Они колеблются между нарушением субботы и осквернением от прикосновения к мертвому телу. Такой человек, если не очистится, испортит надвигающийся праздник и себе, и своим родным. То есть они должны опрометью бежать совершать сложнейшую процедуру очищения, иначе вся их родня, все друзья оказываются в тяжелейшем положении, поэтому они очень торопятся и скорее придвигают камень.

Теги: крестная смерть, страсти

Какую тайну Христос не выдал первосвященнику перед смертью

Какую тайну Христос не выдал первосвященнику перед смертью
ДАРЬЯ РОЩЕНЯ , ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР ИЛЬЯШЕНКО | 5 АПРЕЛЯ 2018 Г.
Удивительно, но Христос называет Иуду другом даже в Гефсиманском саду, однако, несмотря на великодушие Господа, ученик делает страшный выбор. Но какую тайну Сам Христос не выдает суду, отвечая на вопрос первосвященника, – рассказывает протоиерей Александр Ильяшенко.
Какую тайну Христос не выдал первосвященнику перед смертью
"Христос перед первосвященником" (фрагмент). Художник Геррит ван Хонтхорст
Тайны Страстной седмицы. Страсти Иисуса Христа
Этот мерзкий, мелочный Иуда, малодушный Пилат… – все это, конечно, не про меня?
Евангельские воры на деревьях: Иуда и Закхей
Нашел ли Господь Иуду в аду
Разве Бог не знал, что Иуда предаст?
Почему в 1937-м имя моей мамы исчезло с доски почета

Протоиерей Александр Ильяшенко
Шел 1937-38 год. В то время моя мама училась в МГУ на историческом факультете. Она была отличница, ее имя висело на доске почета. Однажды ее близкую подругу и однокурсницу Розу арестовали. Тогда существовала практика собирать вместе тех, кто арестованного человека знал и с ним общался, чтобы публично и совместно выявить, как тогда говорили, его «социальное лицо».

Раз компетентные органы арестовали, значит, что-то обнаружили и есть за что, значит, у Розы «рыльце в пушку». В конце концов, рассуждали тогдашние власти, неблаговидные поступки надо вскрыть. Это было открытое комсомольское собрание, и хотя мама не была в комсомоле, ей пришлось присутствовать, явка строго обязательна.

На этом собрании, которое моей матери хорошо запомнилось, люди по очереди вставали и говорили об этой бедной девушке только плохое. Выступали один за другим, наконец, обращаются к маме: «А ты, Шура, чего молчишь?» Поди попробуй в такой ситуации не выступи, не скажи. Но она не выступила и не сказала, камень не кинула.

Вскоре имя мамы пропало с доски почета. Несмотря на защиту кандидатской диссертации, ее, коренную москвичку, отправили по распределению в Казань прямо накануне войны. Впрочем, произошедшее оказалось промыслительным.

В это же время в Казани оказался мой отец. Казань тогда была центром авиационной науки. Здесь работал Сергей Павлович Королев, правда, в качестве заключенного, с которым отец пересекался по работе. На фронт отец не попал не только потому, что был работником оборонной промышленности и имел бронь. Его здоровье пошатнулось, он с трудом передвигался с палочкой, поэтому оказался в числе эвакуированных.

Отец говорил, что не пережил бы голодных и холодных военных зим, если бы не встретил мою маму. Между тем, они выросли в Москве в одном дворе, но встретились в Казани. Тогда-то и возникла наша семья. Казалось бы, незаметное событие, ничего особенно героического в мамином поступке нет. Но Господь вот так ее вознаградил. Господь всегда вознаграждает тех, кто Ему не только на словах служит.

Друже, для чего ты пришел
С тех пор жизнь радикально изменилась. Нет больше открытых собраний с обязательной явкой, где все должны осудить того, на кого указал грозный перст НКВД. Ничего этого нет, но ежедневно мы видим, как ситуация повторяется. Кто-то кого-то обвинил или кто-то высказал непопулярную мысль, и вот медиа и блогосфера, словно наперегонки, не зная и не интересуясь обстоятельствами, готовы примкнуть к обвинителям: «Да, раз обвинили, значит, виноват».

Действительность показывает, как недалеко мы ушли от процессов и особенностей той далекой и подчас жестокой эпохи, каковыми были 30-е годы прошлого века.

Жизнь часто ставит нас, может быть, не столь ярко и заметно, но в ситуацию выбора. В отличие от недавнего прошлого, наше собственное благополучие никак не зависит от принятого решения. Хотя все знают, что Господь призывает: «Не судите, да не судимы будете», тем не менее, суровый приговор мы выносим не колеблясь.

Вспомните последние слова Спасителя, которые Он обращает к Иуде в Гефсиманском саду: «Друже, для чего ты пришел?» (Мф. 26:50). Он говорит именно «друже», а не что-то иное. И это необыкновенно.

Спаситель, который знал, что совершится предательство, все равно взял Иуду в число учеников. Предупреждая ученика о предательстве на Тайной вечере, все равно называет его другом. Почему так?
Да потому, что этим словом Он дает Иуде надежду на прощение. Он не перечеркивает их трехлетнее общение, когда Иуда ходил за Спасителем. Он являет бесконечное божественное милосердие. Он готов и уже прощает предателя. Он заглядывает в переживания и мотивы Иуды, а главное, протягивает ему руку в самый страшный момент его жизни.


Художник Джотто ди Бондоне. Поцелуй Иуды (фрагмент)

Есть те, кто пытается Иуду оправдать
Мы часто любим окружающих благодаря – ты ко мне хорошо относишься, я к тебе тогда тоже хорошо. А если ты ко мне плохо, то… Поди попробуй полюбить вопреки. Христос являет нам удивительный пример божественного великодушия. Но Иуда этого не узрел в Его словах. Ведь дело уже было сделано, он привел солдат, предательство свершилось.

Если бы Иуда услышал, если бы понял Спасителя, то, бросив тридцать сребреников первосвященникам, он пошел бы не вешаться, а вернулся бы к ученикам каяться, плакать и ожидать воскресшего Христа.
В Евангелии мы видим прямую параллель с апостолом Петром, который отрекся и тоже предал Христа, да и остальные ученики разбежались. Но Петр пошел к апостолу Иоанну, который единственный из учеников никуда не убежал, когда другие смалодушествовали. Петр пришел к Иоанну, и на протяжении долгого времени они были вместе. Вместе побежали к гробнице, где был погребен Спаситель, вместе и дальше. Об этом свидетельствуют Деяния апостолов.

Апостол Петр, с которым Христос был суров, которому сказал: «Трижды отречешься от Меня» (Мф. 26:34), сумел преодолеть внутреннее самоосуждение. А у Иуды, к которому Спаситель обратился с удивительно милосердным словом, которого открыто назвал другом, не хватило ни веры, ни любви, ни надежды на прощение.

Есть те, кто пытается Иуду оправдать, нарисовать его иным, как сделал, например, Булгаков в «Мастере и Маргарите». Есть те, кто ищет глубокие психологические основания его поступка. Но все эти рассуждения безжизненны и беспомощно повисают в воздухе, потому что игнорируют драгоценное и искреннее слово Спасителя, который не говорил ничего, что можно было бы толковать двояко.

Несмотря на великодушие Христа, Иуда сделал выбор. Это был акт отчаяния и поступок вопреки всему многолетнему общению со Спасителем. Даже последнему слову Иуда не придал того значения, которое могло бы быть спасительным для него. По вере вашей будет вам. Вера оказалась слабой, а знания превратными.

Что Христос не выдал первосвященнику
Но есть и другое событие, описанное в Евангелии, в котором Христос демонстрирует нам пример смирения и верности тем, кого любит. Немногие обращают внимание на вопрос, который был задан Спасителю в Синедрионе в последние часы Его жизни. «Первосвященник же спросил Иисуса об учениках Его и об учении Его. Иисус отвечал ему: Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил» (Ин. 18:20-22).

Его спрашивают об учениках и учении, а Он отвечает, что учил не таясь. То есть на вторую часть вопроса ответил, а первую полностью проигнорировал. А теперь представим себе современного человека.

Когда нам будут выкручивать руки, когда станут требовать рассказать о ком-то, кого преследуют, да даже если просто потребуют назвать имена, много ли тех христиан, которые удержатся?
Христиане – это те, которые пытаются подражать Христу, но, увы, мало среди нас достойных. Постом мы постимся, в церковь ходим, но когда жизнь предъявляет счет по полной программе, когда каждое наше слово становится нашей жизнью, сможем ли оказаться на высоте?

На пороге Крестных мук Господь показывает нам, как можно промолчать, как можно не предать, как можно простить. Вспоминайте об этом.

Теги: Иуда. Христос, предательство Иуды, Протоиерей Александр Ильяшенко, Страстная седмица, Церковь
Лучшие материалы Правмира можно читать в нашем telegram-канале

Здравствуйте, я Льюис!

reposted by himmelhoh
Москва, МО.
Давайте знакомиться, я дворянин Льюис 1,5 года от роду)) Вот Вам моя лапа, очень приятно)
Скажите, пожалуйста, вы не видели моих маму и папу? Я их очень жду!
Дома лишился я давно, еще летом, терпел разные невзгоды и голодал, а ночами во сне видел заботливые руки, гладящие мою спинку и мягкую подстилку. Да, для собачьего счастья надо совсем немного) Сейчас я возмужал и похорошел, оброс красивой шерсткой, кастрирован и привит, осталось собрать свои игрушки и готов переезжать в новый дом)
Льюис отдается в добрые, надежные руки по договору об ответственном владении с дальнейшим ненавязчивым отслеживанием судьбы. Уживётся со всеми, можно к другим животным, детям. Некрупный, идеально подходит для жизни в квартире.
89268504048, Юлия